Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:10 

Books. Day 8 - My very own book.

-Morrigan-
A hard-on doesn't count as personal growth
8. Стивен Фрай - "Автобиография. Моав - умывальная чаша моя" - 10\10

Стивен Фрай - писатель, актер, ведущий, получеловек, полубог. В одной из статей его назвали обладателем мозга размером с графство Кент. [...] Фрай незаменим. Он везде и всюду, его нельзя не слушать, не читать, им невозможно не любоваться.

Вся книга, от вступления до самой последней, 254й, сноски - чистый, безумный, каллиграфически выверенный восторг. Я захлебываюсь этим восторгом, и выныривать из волшебного океана текста за глотком воздуха не хочется совершенно. Это действительно my very own book. Бесконечные совпадения. Конечно, я не ломал нос и не учился в английской школе, я не гей, как бы мне того не хотелось, не еврей, не бывший заключенный, меня не секли в детстве, я не воровал так самозабвенно и не попадался с таким удовольствием. Но, ах, эти бесконечные крошечные общие моменты, это неумение плавать, алгебра, ненависть к спорту и собственная катастрофическая неуклюжесть, чтение словаря и взвизгивание от восторга над словом "велеречивый", да черт возьми. даже школьная характеристика "Нерадив, непоседлив, вычурен, уклончив"! Все это заставлет меня, захлебываясь слюной обожания, вопить: "Про меня, сцука, ты пишешь про меня! Мысли, сцука, ты читаешь мои мысли!". вывод напрашивается сам собой: либо я думаю так же, как Национальное Достояние Британии, что, безусловно, льстит самолюбию, либо Национальное Достояние Британии пишет тексты настолько осязаемые, что ты безоговорочно веришь в то, что эти мысли - твои.

В книге описаны первые 20 лет жизни м-ра Фрая. Двадцать совершенно обычных, не блещущих славой и успехом лет. Двадцать лет абсолютного ебанатства, если быть до конца честным. Юный мистер Фрай в свой двадцатник представлял собой примерно то же, что я сейчас в свой. Молодой человек, чье прошлое расстилается за спиной темным шлейфом совершенных глупостей, гадостей и мерзостей, разочарования и не-оправдания надежд, а чье будущее туманно, неопределенно, и, на первый взгляд, совершенно бесперспективно. и, знаете, меня этот факт охеренно радует. Потому что, если уж м-р Фрай был таким раздолбаем, а потом внезапно стал Самым Очуменным Мужиком Британии, то, значит, и у меня еще не все потеряно =)

Когда я читаю книгу, я всегда закладываю уголок на понравившейся цитате, чтобы позже ее переписать. И да простят меня сотрудники библиотеки и истинные книжные черви, с трепетом прикасающиеся пальцами к страницам, книголюбы, протирающие руки антисептиком перед тем, как ощутить вожделенную глянцевость обложки, и прочие библиофилы, для которых мысль о таком еретичном обращении с книгой отвратительна и кощунственна. Я читаю за едой и чаем, я имею наглость оставлять карандашные пометки на страницах, правя корректора, редактора, переводчика. Увлеченный потоком слов, захваченный водоворотом метафор, я не могу остановиться вот прям вот в этот вот момент. Потому и загибаю несчастный уголочек странички, такой же невинный в своей нетронутости, как носовой платок сташеклассника. Движение мое жадное и собственническое, я напоминаю самому себе престерелого извращенца, залезающего в метро под юбки к молоденьким девочкам. Так же как и девочки эти виноваты только в том, что юбки их провокационно коротки, а ножки непристойно хороши, так и страничка провинилась только тем, что имела несчастье содержать в себе такие прекрасные, такие возбуждающие, такие немыслимые в своей восхитительности слова, катализирующие что-то в душе\сердце\мозгу, заигрывающие с твоей лично биографией или... Неважно. Слова, на которые у меня встает. Я возвращаюсь к ним позже, обкатываю под пальцами, обласкиваю глазами, выискиваю персональные только-для-себя-понятные смыслы. Проходит время, и я снова к ним возвращаюсь. перечитываю, улыбаюсь блаженно, получая почти физическое удовольствие от ровных рядов букв. улыбка моя слегка безумна, пожалуй. Я собираю слова, фразы, предложения и абзацы, как Декстер собирает образцы крови на предметных стеклах.

Это я все к чему: Moab is my washpot - это один сплошной загнутый уголок. Ее хочется цитировать целыми страницами. И у меня уже рука отваливается, но я продолжаю маниакально выписывать, выписывать и выписывать.


1) Университетский друг мой на вопрос о том, как он осознал себя геем, ответил, что явственно помнит миг своего рождения - он тогда оглянулся назад и сказал себе: "Ну-ну! Больше я в такие места ни ногой..."

2) Мама была помешана на кисленьких ягодках и могла обобрать куст крыжовника быстрее, чем пастор раздевает мальчишку-хориста

3) Как-то одна девочка показала мне свои трусики, и, помнится, я счел их упругость и расцветку непривлекательными.

4) – Понимаете, он был такой замечательный … такой совершенный . И лапки совершенные, и нос, и шкурка. Лучший крот на свете. Хоть и мертвый.

5) Всем же ведомо, что англичане изобрели и открыли все на свете – поезда, демократию, телевидение, книгопечатание, реактивные самолеты, суда на воздушной подушке, телефон, пенициллин, смывной туалетный бачок и Австралию, – разумно было предположить, что и Кристофор Колумб есть самый-рассамый британец.

6) Он был буквально багровым от гнева, грозился кулаком и обзывал меня "убийцей славных кобылей". Я решил, что ему не по вкусу мои политические взгляды, мои телевизионные выступления, мои сексуальные предпочтения, мои повадки, голос, лицо - то есть я сам. Меня бы это не удивило. Он мог назвать меня жирным, уродливым, скучным педерастичным леваком, и я понял бы, что он имеет в виду.

7) Единственная причина, по которой я не мог плавать, состояла в том, что мне сказали: ты не Пловец. Однако здесь, на жестких пружинах моей кровати, пока все прочие спали, я знал, что я - выдра, морской лев, порхающий дельфин, дитя Посейдона, Ихтиандр, друг Фетиды и Тритона, что я и вода едины.

8) ЛСД позволяет нам проникать в суть вещей, в их сущность, в их существо. вам вдруг открывается водность воды, ковровость ковров, древесность дерева, желтость желтизны, ногтеватость ногтей, всецелость всего, ничтовость всего и всецелость ничто. По моему убеждению, музыка тоже дает нам доступ к каждой из сущностей существования и при этом обходится лишь в малую часть той социальной и денежной цены, которую приходится платить за наркотик, к тому же она не вынуждает нас то и дело вскрикивать "Оу!", каковая необходимость есть один из наиболее удручающих и наименее симпатичных побочных эффектов приема ЛСД.

9) Хрипоток наканифоленных струн, пузырящийся слюной взрев трубы, скрип потных пальцев на гитарных ладах, вся эта телесность, все неизящество "делания музыки", вся топорность человеческого труда, куда более грязного, чем умело затушеванное пентименто или стыдливо живописная манерность родственных искусств, вырывается из своих пределов в самый миг сотворения музыки, в миг, когда она случается, пройдя путь от вибраций инструмента, вибраций динамиков к вибрациям барабанной перепонки, а от неечерез внутреннее ухо в мозг, где начинает вибрировать сознание - на частотах, которое оно задает само.

10) На меня начинают поглядывать косо, с легким отвращением, как будто я совершил нечто непростительно бестактное, небританское, скажем, пукнул в присутствии королевы-матери или врезал Алану Беннету по яйцам.

11) Хью-то [Лори] поет будть здоров и играет на любом музыкальном инструменте, какой ему подсунут. сукин сукин сукин сукин сукин сын.

12) ..."экзамен для одиннадцатилеток", обязательную для всех детей страны проверку, [...], отделяющую всезнаек от бестолочей, неудачников от победителей, елейных прохиндеев от прискорбных горемык, мозговитых проныр от никчемных лоботрясов. Более идиотической и сеющей рознь ерунды ни в одной демократической стране не встретишь. Как много жизней было изгажено, как много надежд загублено, как много гордых душ исковеркано этой дурацкой, изуверской, иррациональной попыткой социальной инженерии.

13) При одной мысли о том, что я могу показаться кому-то персоной, которая усматривает в интеллектуальности показатель человеческой ценности, у меня мурашки по коже бегут. Я могу время от времени произносить длинные и умные слова, говорить слишком быстро, вставлять в разговор имена, показывающие мой высокий культурный уровень, - в общем, выламываться, изображая этакого мэтра, но если это создает впечатление, будто мне нравятся манеры подобного пошиба в других, так уж лучше я буду лопототь до конца моей жизни какое-нибудь "биббли-буббли-ваббли-снибли бу-бу нафиг", читать исключительно Джоржетт Хейер, смотреть только "Санта-Барбару", играть в бильярд, нюхать кокаин, надираться до поросячьего визга и никаких слов длиннее, чем "мудак" и "хер" не произносить.

14) Я никогда прежде не понимал или не признавался себе в этом, что всякий раз. как я думаю о Холмсе или слышу его голос, в голове моей возникают голос и образ отца. Описания, которые Уотсон дает эой доводящей людей до бешенства, холодной, выстраивающие безупречные логические цепочки мозговой машине. питаемой страстью и вообдушевлением полностью эгоцентрическими, в точности отвечали моим представлениям об отце. Подобно Холмсу, отец, когда у него случался приступ рабочей горячки, абсолютно забывал о еде и прочих земных благах, равно как и о людском обществе. Подобно Холмсу, он был очень одарен музыкально, подобно Холмсу, мог быть безобразно грубым с близкими и очаровательным с людьми вполне посторонними; подобно Холмсу, он наслаждался пикантностью разрешения проблем ради самого их разрешения; подобно Холмсу. соединял мечтательную абстракцию с безжалостной логикой и безмерной неутомимостью; подобно Холмсу, был очень высок, силен и худ. [...]
В отличие от Холмса, отец предпочитал из дому не выходить; в отличие от Холмса, он никогда не разрешал проблем, возникавших в жизни других людей; в отличие от Холмса, он не обрел ни какой-либо славы в своей стране, ни уважения со стороны пап, принцев и премьер-министров. В отличие от Холмса, он был живым человеком. Моим отцом.

15) Дайте мне двойную порцию яиц на гренках, тушеную фасоль, а к ним стакан игристого "Лопуха и одуванчика", и я ваш.

16) Я уже за несколько лет до того определил себя как "математического кретина" и лишь огорчался тем, что это состояние не получило такого же официального статуса, какой имелся у дислексии.

17) Говоря без обиняков, я обладал примерно такой же координацией движения глаз и рук, какая была присуща лорду Нельсону, плюс грацией жирафа, собранного ребенком из деталей металлического конструктора.

18) И все же вы могли поиметь меня ананасом и обозвать вонючей свиньей, высечь цепями и что ни день нещадно гонять в военной форме по плацу, и я со слезами на глазах благодарил бы вас, если бы это избавило меня от занятий спортом.

19) О, Джейми отыскивался всегда, отличный паренек Джейми, подтянутый, проворный, стремительный, энергичный полузащитник Джейми, вечно вбрасывающий мяч в игру. Джейми умел взбираться по канату, точно герой Артура Рэнсома, умел вспархивать вверх по гимнастической стенке, перелетать через гимнастическогоконя, элегантным кувырком разворачиваться под водой, доплывая до стенки бассейна, вертеть на турнике "солнце", хоть вперед, хоть назад, и соскакивать с турника так, что опрятные ягодицы его светились и лучились тренированностью, крепостью и милейшей джеймисоватостью. У-у, мудила.

20) Тьфу! Повизгивание резиновых подошв по полам спортивных залов, тухлая вонь только-только начавшего выделяться тестостерона, хруст усыпанных шлаком беговых дорожек, уродливый глухой шлепок регбийного мяча, слышный через секунду после того, как ты, наблюдавший за матчем, видишь, как эта уродливая мертвая штуковина плюхается в затвердевшую грязь; стук хоккейных клюшек, скрежет подбитых гвоздями ботинок по полам раздевалок; отдающее сладковатым дерьмом льняное масло, суспензории; щитки на голенях; отвратительные кожанные шапчонки, надеваемые перед "схваткой"; ботинки; трусы; носки; шнурки; шипение и пар душевых.
Ма-а-а-ать! Мне хочется выблевать все это прямо сейчас, всю эту здоровую рвотную массу. Она, подобно кислоте. въелась в мою душу и теперь, подобно раку, проедает себе путь наружу. Я презирал ее с такой силой... с такой силой... с такой... Глубина, высота, тяжесть и размах пожиравшей меня ненависти едве не стоили мне рассудка.

21) Халфорд принял меня за педика лишь потому, что я положил ему руки на плечо. положил, чтобы его поддержать! Тот самый Халфорд, который всего две ночи назад разгуливал вместе со мной голышом по уборным. который научил меня просовывать член в дверную щель. Халфорд, который на моих глазах, лежа нагишом на полу, закидывал ноги за голову и засовывал себе палец в зад, да еще и хихикал при этом! И это он считает меня педиком? Только потому, что я придержал его за плечи, когда у него ногу свело? Господи Иисусе.

22) В наказание за то, что мы вкусили от плодов райского дерева, нас и вытурили из Эдема, наградив напоследок двумя ужасными еврейскими напастями - несварнием желудка и чувством вины.

23) Ничто из того, о чем ты молишься – таков непреложнейший и неприятнейший закон жизни, – не приходит к тебе во время молитвы. Хорошее неизменно запаздывает. Теперь я плавать умею.

24) Фербенк и поныне возглавляет у каждого начитанного гомосексуалиста список рекомендованной литературы.

25) Мадам, всю свою жизнь я искал человека, который ненавидит мясную подливу так же сильно, как я, – давайте поклянемся в вечной дружбе.

26) В гомосексуальном мире присутствует масса вещей, нисколько с анальным отверстием не связанных; понятие же, которое и впрям пронимает ненавистника геев до самых кишок, идея, которая выводит его из себя и выворачивает наизнанку его желудок, - это самое страшное и пугающее из усвоенных человечеством понятий - понятие любви.
Чего на самомделе не способен вынести гомофоб, так это мысли о любви одного человека к другому, принадлежащему к одному с ним полу. Любви во всех восьми тонах и пяти полутонах полной октавы нашего мира. Любви чистой, эроса и филоса; любви как романтики, дружбы и обожания, любви как наваждения, вожделения, одержимости; любви как муки, эйфории, исступления и самозабвения (все это начинает смахивать на каталог духов Кельвина Кляйна), любви как жажды, страсти и желания.

27) К началу моего второго года в "Аппингеме" я владел большей, чем когда-либо прежде, информацией о сексе, и уж почти наверняка у меня имелось более ясное представление о терминах и их значениях: куннилингус, уретра, фаллопиевы трубы, эпидидимис, перепих, киска, титька, малафья и клитор - все нужные слова я знал. Но ведь и что такое малая септима я тоже знал, однако из этого не проистекала способность петь или играть на пианино.

28) - Фрай, - произнес Деруэнт и покраснел так неистово, как умеют краснеть только рыжеволосые мальчики, - можно мне ощутить твое тело?
Именно так и сказал: "Можно мне ощутить твое тело?" В общем-то, довольно мило.
- Э-э... ладно, - ответил я.
И он принялся ощущать мое тело. [...]
Затем он произнес длинную, путаную речь о том, как ему не хватает здесь в "Аппингеме" девушек и о том, что я, с моей гладкой кожей, в сущности, очень похож на девушку. Может быть, я не буду против. если он займется со мной любовью
О том, что означает это словосочетание, я никакого понятия не имел, однако звучало оно симпатично, и я ответил, что, по-моему, идея вполне разумная.

29) Каждому из нас знаком этот тип человека. «Флаг отплытия», «Смотри и учись». Книга рекордов Гиннеса: факты, факты, факты. Факты перли из меня примерно так же, как перли из моих одногодок прыщи и «Black Sabbath». Даты, столицы, изобретатели, писатели, реки, озера и композиторы. Я напрашивался на вопросы, напрашивался на возможность показать, как много я знаю, напрашивался, точно маленький робот из фильма «Короткое замыкание», на: «Ввод… ввод… ввод…»

30) Лечение, прописанное Воэном, имело обличье красивых желтых пилюль, называвшихся, если я правильно помню, лентизол. Единственными, если я опять-таки помню правильно, результатами их приема оказались сильная сухость во рту и жуткие запоры. Возможно, последние и составляли клиническую функцию пилюль: когда человеку приходится целые дни просиживать в сортире, времени на воровство у него уже не остается.

31) Лечение, прописанное Воэном, имело обличье красивых желтых пилюль, называвшихся, если я правильно помню, лентизол. Единственными, если я опять-таки помню правильно, результатами их приема оказались сильная сухость во рту и жуткие запоры. Возможно, последние и составляли клиническую функцию пилюль: когда человеку приходится целые дни просиживать в сортире, времени на воровство у него уже не остается.

32) Обратить меня в математика отцу, честно скажу, не удалось. Я и теперь способен говорить лишь на запинающемся, школьном, математическом языке, да еще и с жутким английским акцентом. Смысла векторов, к примеру, я так и не усвоил. Я навеки проклял Декарта, додумавшегося до этой гадости. Отец-то мог векторизировать все что угодно, от «датской болезни вязов» и восхода солнца, до манипуляций, потребных для вскрытия консервной банки с фасолью.

33) Проза – выдумка взрослая, а поэзия, при всей ее универсальности, очень часто воздействует с особой силой именно на душу подростка. Наиболее распространенный вид измены, совершаемый теми, кто живет и дышит литературой, состоит в том, что, взрослея, они отрекаются от любви к поэзии и начинают ухлестывать за прозой

34) Если любого из вас, присутствующих здесь, попросят когда-нибудь произнести «пардон» или, да оградят нас Небеса, «прошу пардона», вам надлежит ответить идиотическому существу, от которого будет исходить эта просьба: «Мне не по силам пасть столь низко, мадам».

35) Я был абсолютно уверен, что если бы Бог существовал, его капризность, злобность, деспотизм и полное отсутствие вкуса отвратили бы меня от него. Было время, когда в его команду входили люди, подобные Баху, моцарту, Микеланджело, Леонардо, Рафаэлю, Лоду, Донну, Герберту, Свифту и Рену, ныне у него остались лишь кошмарные, слюнявые лизоблюды без стиля, остроумия, возвышенности и способности к членораздельной речи.

@темы: цитатник, дрочево-дрочево, 100 days of BOOKS

URL
Комментарии
2011-01-03 в 17:32 

Мо, ты понимаешь, что ты сейчас сделал? ты меня сейчас заставил вертеться на месте, как ненормального, сходить с ума и разрываться от желания забить на все, уйти в книжный, потом вернуться оттуда и, забив на все и на всех, читать весь вечер

2011-01-03 в 18:02 

-Morrigan-
A hard-on doesn't count as personal growth
Джон Алексеевич Ватсон , хе-хе, на то и расчет)))

URL
2011-01-03 в 18:07 

T*Sel
"Терпи, вулканец, Колинара достигнешь!" (с) Иммернот
Люблю Фрая :)

2011-01-03 в 18:13 

-Morrigan-
ах ты коварная такая няшечка ))

2011-01-03 в 20:27 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
два повторяющихся пункта - это задумка или я не вычитал в них особую разницу?

Халфорд, который на моих глазах, лежа нагишом на полу, закидывал ноги за голову и засовывал себе палец в зад, да еще и хихикал при этом! И это он считает меня педиком? Только потому, что я придержал его за плечи, когда у него ногу свело?
а это чудесно тем, что я пытался представить, где они это делали )))

2011-01-03 в 20:32 

-Morrigan-
A hard-on doesn't count as personal growth
risowator , где два повторяющихся пункта? о_О

А занимались они этим в частной школе для мальчиков))

URL
2011-01-03 в 20:33 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
30 31

2011-01-03 в 20:46 

-Morrigan-
A hard-on doesn't count as personal growth
о, это я дурак))) така мне редактировать лень)))

URL
   

Keep calm and welcome to London

главная